Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Неважно, каким материалом ты рисуешь, главное, что и как

Неважно, каким материалом ты рисуешь, главное, что и как
Фото из личного архива героини
В мире «Смешариков» и компьютерных 3D- мультфильмов рисованная анимация становится все более «редким зверем». При этом в современном искусстве набирает популярность жанр песочной анимации - техники, когда художник рисует песком по специальному световому столу. С помощью камеры изображение проецируется на экран, и перед глазами зрителей в режиме реального времени рождаются и разворачиваются целые картины.

Ижевская художница Елена Ведерникова начала работать с песком  несколько лет назад, но уже успела завоевать международную популярность, поучаствовать в многих крупных проектах и даже стать обладателем Гран-при Международного конкурса песчаной анимации «Прикосновение».

Сама себя она называет себя sandartist, и настаивает, что её песочные шоу — это не развлечение, а искусство. Мы поговорили с Еленой о новых проектах, синтезе искусств и судьбе мультипликации.

— Лена, расскажи, как ты начала заниматься песочной анимацией? И почему именно ей?

—  Вообще, я с детства мечтала снимать мультфильмы, но так вышло, что училась в Ижевске, где нет возможности получить профессию художника-мультипликатора, так что стала дизайнером. И на момент моего первого знакомства с песком десять лет проработала дизайнером интерьеров. Но потом жизненные обстоятельства сложились так, что в 2008 году уехала в Москву. Устроилась там работать дизайнером французского бренда косметики. И сразу почувствовала — не мое. Мне очень нравится работать с трехмерностью, объемом, а тут пришлось работать с полиграфией, придерживаться жестких рамок бренда. Я начала думать, чем хочу заниматься.

И в это же время на почту приходит рассылка с приглашением от Европейской школы искусств на учебу по песочной анимации. Я тогда даже представления не имела, что это такое, никогда не видела, как рисуют песком. Но детская мечта делать мультфильмы взяла свое, и я пошла учиться. Конечно, оказалось, что песочная анимация — это совсем не про мультики, но судьба и тут вмешалась — мой преподаватель, замечательная художница Ирина Титова в тот момент работала в студии, снимающей мультфильмы 7Bioz, и после учебы пригласила меня туда. Так все и началось. Потом я родила сына, вернулась в Ижевск, но песком рисовать не перестала. Начала проводить сначала мастер-классы по рисованию — это был доступный способ заработка, плюс отличная терапия. И постепенно это стало делом жизни.

— Песочная анимация сейчас на подъеме, как думаешь, почему?

 — На самом деле в России этот жанр переживает уже второй подъем. В 2010 году был пик интереса, когда в песочную анимацию пошли все, кто хотел заработать на этом, даже не умея рисовать. Для многих это было просто развлечением типа «шоу мыльных пузырей», а не искусством. Чем песочное шоу отличается от любого другого – это всегда очень индивидуальная и эмоциональная история, даже если речь идет о коммерческом ролике. В неё надо вкладываться, в том числе и душевно. В итоге наступило пресыщение рынка, и большинство случайных людей ушло, остались те, кто готов действительно работать.

Так получилось, что больше всего художников по песку живет в России и Украине. Мы постепенно идем к созданию Союза песочных художников. Очень много вкладываем в развитие песочной анимации, именно с точки зрения искусства. На данный момент уже мало просто владеть материалом, владеть техникой. Это огромный пласт искусства, и неважно, каким материалом ты рисуешь, главное, что и как.

— Насколько сложен песок в отличие от других материалов?

— У песка, как у любого другого материала, есть свои особенности. Главная из них, конечно, то, что ты рисуешь без помощи каких-то дополнительных инструментов, только руками. Нужна точность движений. Первые полтора года я просто «переучивала» руку.

— Сколько времени уходит на создание одного ролика?

— Ой, очень по-разному! Но чем дальше я работаю, тем больше, потому что каждый раз хочется сделать еще лучше, превзойти саму себя. Это может быть и месяц, и два, и полгода. В каждой работе я сначала делаю раскадровку на бумаге, работаю над эскизами, которых может быть и сто, и двести. Репетирую каждый рисунок. Очень важны мелочи — позы, мимика, направление взглядов. Все это подчеркивает общий смысл, драматургию. Когда слишком легко идет, значит я где-то недоработала, не дожала.

— В 2017 году ты взяла Гран-при международного конкурса песчаной анимации «Прикосновение». Это был какой-то специальный ролик для конкурса?

—  Там вообще получилось очень интересно. Меня пригласили сделать ролик для Международного фестиваля чтецов Корана. Он ежегодно проходит в Москве, в «Крокус Сити Холле», и участники съезжаются со всего мира.

Я работала над роликами для пяти финалистов, организаторы заранее написали, какие аяты из Корана будут даны. Сами чтецы читают на арабском, а сюжет показывается у них за спиной. Я над этими роликами работала 3 месяца по 16 часов в сутки. Получилось очень впечатляющее и красивое зрелище.

Потом конкурс прошел, а работы остались. В них было вложено столько сил, что было ужасно жаль отправлять их «в стол». Я перемонтировала ролики, сделала фильм и отправила его на международный конкурс, самый крупный фестиваль песочной анимации. И победила! В следующем году я уже была в жюри этого конкурса.

Фильм Елены, взявший главный приз Международного конкурса песочной анимации

— Ты несколько лет работала над большим проектом танцевально — песочных спектаклей — сказок.

— Да, мы сделали четыре больших спектакля с ребятами из театра «Молчи и танцуй» — «Маленький принц», «Изумрудный город», «Остров Сокровищ» и «Алые паруса». Это был такой симбиоз современного танца, изобразительного искусства и театра. В составе труппы  были чемпионы мира по хип-хопу и брейк-дансу.

 —   Почему ты решила делать такой проект?

— Ребята сами меня нашли через интернет. В начале 2015 года мне написал основатель и режиссер театра «Молчи и танцуй» Зиннур Мустахимов и предложил спектакль, от которого я просто не смогла отказаться — «Маленький принц». Мы тут совпали, и это был очень интересный, хоть и непростой опыт. За это время мы показали сотни спектаклей! Вместе с актерами я была равноправным участником постановки. Мне неинтересно делать просто декорации к происходящему, поэтому старалась рисовать так, чтобы мои рисунки были как бы развитием сюжетной линии, наполняли ее дополнительными смыслами.

Спектакль «Маленький принц» с песочными декорациями Елены Ведерниковой

Синтез искусств вообще сейчас на пике во всех направлениях. Чем больше и смелее сочетания, тем успешнее проект, и это огромный выход для всех. Современный зритель привык к многообразию, и зацепить его каким-то классическим исполнением очень сложно. Особенно если это неподготовленный зритель, или современные дети, которые уже в шесть лет лучше нас разбираются в компьютерных технологиях. Это не значит заигрывание с публикой, скорее, более глубокое звучание. Как в оркестре. Когда звучит один инструмент, это не так объемно, как если их много.

Мне вообще очень интересно соединять разные виды искусства. Например, в феврале у меня был совместный концерт с московским оркестром волынщиков, и там на сцене соединялись музыка, танцы, рисование. Это было очень круто!

Сейчас я ставлю свой спектакль. Будет много интересных находок, которые сейчас только по отдельности используются, а мы это вводим в сюжет. Надеюсь, это станет международным проектом.

— Если вернуться к мультфильмам, как ты считаешь, есть ли будущее у рисованной анимации? Или постепенно от неё совсем откажутся? Мне кажется, это сильно обеднит мультипликационное искусство.

— (Смеется) Вот Норштейн бы вас сейчас похвалил! (Юрий Норштейн — известный российский художник-мультипликатор, создатель мультфильма «Ежик в тумане» — прим. ред.) Он любит повторять, что работа мультипликатора — это нечто сумасшедшее, и вообще нормальные люди в эту профессию не идут.

Я лично знаю многих мультипликаторов, у которых фильмы в производстве по несколько лет. Тот же Норштейн или Александр Петров (российский мультипликатор, получивший премию Оскар за свой фильм «Старик и море») работают на чистом энтузиазме. Взять пластилиновые мультфильмы — там одна сцена снимается по несколько месяцев! Конечно, это дорого, даже «Disney» уже отказался от рисованной мультипликации. Так что, конечно, в рисованной или ручной анимации «выживают» только очень увлеченные люди.

Почему у нас так мало рисованных мультиков выходит? Потому что мало просто снять фильм, надо за три  года договориться, чтобы его поставили в сетку вещания. То есть человек должен вложить огромные деньги в то, что ещё через три года может быть встанет в сетку.

Я сама активно занимаюсь анимацией. Сейчас у меня в работе мультфильм, над которым я работаю уже несколько лет. Я долго не могла к нему придумать финал, и получалась такая «социалочка», а мне хотелось сделать что-то светлое, веселое. Это история ребенка — котенка, история о детской фантазии. Куда его потом? Не знаю, может быть, решусь и отправлю на конкурс.

Компьютер, конечно, очень облегчает жизнь мультипликаторам, но если ты не умеешь рисовать, ты и в компьютере не нарисуешь. Сам технологический процесс ускоряется, но компьютер не снимает с художника задачи думать, нести прекрасное.  Когда художник начинает, его сначала просто радует, что у него что-то получается, двигается. Потом начинается гонка за техникой, за качеством рисования, потом за идеей, а уже после этого начинается субъективное видение. Это нормальный рост в любой сфере искусства. Рано или поздно оно всё приходит к выражению эмоций через субъективное восприятие. Сейчас уже не обязательно рисовать академически, чтобы быть классным художником. Самое главное — это смысл, идея, попадание в аудиторию. В мультипликации, я думаю, будет то же самое.

В Мордовии на повышение качества городской среды направят почти 0,3 млрд руб. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика